Острый наконечник Казахстана. Часть 3

Комментарий

Духовность и творчество
онк часть 3

— Мистер Одельштайн! Мистер Одельштайн! С вами всё в порядке!

Звуки сирены вернули Уилфреда в нашу реальность.

— А?! Что?! Где я? — Уил отпрянул.

— Мистер Одельштайн вы были в каком-то странном трансе. Я бы даже сказал оцепенение и что-то бормотали себе под нос. С вами всё в порядке?

— Да всё в норме, спасибо. Что это за жуткий вой стоит?

— Диверсия мистер Одельштайн. Кто-то из конкурентов Байномикс, атаковал систему безопасности. Злоумышленникам удалось обойти наши системы защиты и активировать все клетки с животными! А возможно это зелёные, которые вечно недовольны спецификой наших исследований. В любом случае, вам лучше не покидать моего кабинета. Все клетки открыты, и одному только Богу известно кто из наших подопечных оказался на свободе. Я уже передал распоряжение и наш технический отдел вовсю занимается устранением неисправностей в программном коде, но мне необходимо лично проконтролировать все клетки и убедиться, что все подопытные звери на своих местах, а клетки повторно закрыть вручную, как того требует протокол. Черт бы побрал этих зеленых, если это они! Надо же, в мою последнюю смену, явиться ко мне и устроить беспорядки. Совсем обнаглели эти зеленые свиньи!

Бурча себе под нос сотни ругательств, старик подошел к своему столу, выдвинул шуфлятку и достал оттуда «Магнум» 45 калибра.

— Вы думаете он вам может пригодиться с Мартой? — с некоторой опаской спросил Уил.

— О нет, нет, нет! Марта то как раз девочка послушная и клетки просто так не покинет, я переживаю за тварь куда опаснее гигантской Анаконды. Вы видели в глазах медведя мой истинный страх мистер Одельштайн. Я без раздумий всажу пулю меж его красивых глаз, если он повстречается мне в коридоре. Клетки с ОНК имеют повышенную систему безопасности, но мне не известно насколько сильно были нарушены программные коды в ходе этой чертовой диверсии. Мне необходимо все проверить, и я предпочитаю делать это с моим напарником и его свинцовыми друзьями. — Он с улыбкой потряс револьвером и двинулся по направлению к двери.

— Повторюсь, мистер Одельштайн, вам лучше оставаться здесь. В коридорах какое-то время не безопасно. Как только я все улажу и удостоверюсь, что животные находятся в своих клетках, мы сможем продолжить. — С этими словами он вышел и запер за собой дверь.

—- Возможно тут.

Уилфред остался в кабинет один. Рядом на тумбочке продолжала одиноко стоять чаша с уже совсем остывшим чаем, но притрагиваться к ней ему не хотелось. Этот чай навевал на него кучу ужасных воспоминаний и совсем ненужных мыслей. Нет, сейчас ему нужна была трезвая голова. Где-то там, в залитых аварийным светом коридорах, ползает гигантская смертоносная тварь, уже пытавшаяся как-то раз выдавить жизнь из его легких. Ещё раз становится её пленником он не намерен, и уж тем более у него нет никакого желания встречаться с ней один на один.

Раздался выстрел, затем душераздирающий крик…, и снова выстрел. Уил моментально понял, что это пожилой охранник, выскочивший буквально несколько минут назад. Он слышал стоны и крики помощи.

— Что там черт побери приключилось. — Уил отчаянно искал ответы и пытался убедить себя, что он не должен покидать помещения пока все не уляжется. — Но ведь там человек, который нуждается в помощи, и он возможно погибнет если я не приду к нему на выручку. А чем ты ему поможешь, если даже «Магнум» этого сделать не смог? — Мысли разрывали его голову и наполняли тело тревогой сомнения. Он бросил взгляд на чай из лепестков Лотоса и вдруг отчетливо осознал, что больше не позволит какой-то там змее, заставить его отступить. Собрав всю волю в кулак, он схватил нож со стола охранника, бросился к двери, распахнул, и с головой окунулся в алый свет аварийного освещения.

Уил медленно продвигался по коридору, одной рукой придерживаясь за стену, чтобы не потерять курс и не сбиться с пути, а другой крепко сжимая рукоятку ножа. Шаг за шагом он приближался к тому месту откуда доносились слабеющие стоны старика. Время снова знакомо растянулось до бесконечности, пульс учащенно бился в висках. Уилфред почувствовал запах пороха в воздухе, значит охранник уже где-то рядом, — лишь бы успеть, лишь бы успеть….

Он свернул за угол и его взору открылась ужасающая картина. На полу, в луже собственной крови, валялся ещё несколько минут назад живой и бодрый охранник. Лицо его исказилось от боли и страха. Туловище было вскрыто, и что-то грязное и мохнатое чавкало, погрузив свою голову в открытую рану. Рядом с корчившимся от боли телом, лежал «Магнум», к которому беспомощно тянулась тонкая иссохшая рука.

Уилфред с криком кинулся вперед и вонзил клинок по самую рукоять в бочину животного. Горячая и липкая кровь тут же обильно обдала его руку мощной струёй. Зверь завизжал от дикой боли и рванул в сторону с клинком в боку.

Уил кувыркнулся в сторону, изловчился и схватил валявшийся на полу «Магнум», затем резко обернулся туда, где вопила ужасная тварь. Перед ним, истекая кровью, с куском волосатой кожи в пасти, на которой виднелся старческий пупок, стоял тот самый медведь.

— Везет как утопленнику, — подумал Уил.

Медведь, тряхнул головой и ошметок живота старика отлетел в сторону, с жутким звуком врезался в стену и прилип, медленно сползая по ней. Он потянулся пастью к рукоятке ножа, схватил её клыками и резким движением выдернул из бочины, после чего зашелся новым ревом. Бросив нож на пол, медведь поднял свою морду на Уила и ощетинился. В ту же минуту раздался громкий выстрел и Уил чуть было не упал, так как не ожидал такой отдачи.

Медведь снова истошно завопил. Пуля прошла на вылет и вскрыла переднюю лапу животного, вырвав приличный кусок плоти на вылете.

— А блин, зараза! Промазал! — выругался Уил и снова взвел курок. Он уже готовился прицелиться, как вдруг медведь предпринял отчаянную попытку и совершил мощнейший прыжок в его сторону. Очередной громкий звук выстрела и яркая вспышка, озарили стены мрачного коридора и на мгновение заглушили вой сирены. Медвежья туша полетела в обратном направлении и шмякнулась на пол в нескольких метрах от двух мужчин. Пуля угодила в живот и пройдя дальше раздробила позвонок медведя, из-за чего тот, скорее всего, должен будет потерять контроль над вестибулярным аппаратом. А значит больше никаких попыток навредить Уилу предпринято быть не может.

Медведь яростно хрипел и заливался кровью. Он отчаянно пытался подняться, но задние лапы совершенно не слушались, а одна из передних была перебита ещё первой пулей.

Уил встал с земли, подошел ближе к медведю и выставил вперед залитую кровью руку, с налипшей на ней звериной шерстью, в которой он сжимал револьвер. Мушка револьвера нашла голову медведя и Уил взвел курок. В тот самый момент как он решил его спустить, медведь утих, поднял свою морду и, уставившись в лицо Уилу, как ему показалось, улыбнулся. Сознание на секунду помутилось, и этого было достаточно, чтобы Уил осознал страшную ошибку, которую только, что совершил. Он поспешил спустить курок, как в этот самый момент глазное яблоко медведя разорвалось и разлетелось в разные направления, а Уил ощутил острую боль в левом глазу, от чего упал на холодный пол. Вылетевшая пуля разнесла огромную медвежью башку и тот замертво упал на землю. Для всех участников наступила, абсолютная тишина.


Ссылка на финальную часть — Острый наконечник Казахстана. Часть 4

С самого начала — Острый наконечник Казахстана

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *